Новости
23 ноября 2017, 05:58

Елена Литвинчук отказалась от комментария. Остальные тоже боятся

Я не хотела идти на заседание городской Думы сегодня. Накануне поспрашивала у знакомых, будет что интересное. Сказали — буднично. А тут еще пришла поздно из гостей, спать легла в третьем часу ночи, но все-таки пошла. Заинтересовала очень новость на сайте Контрольно-счетной палаты Воронежа об исполнении бюджета и захотела спросить кое-что у главы КСП Елены Литвинчук. Можно было бы позвонить по телефону, но до Елены Литвинчук не дозвонишься. То у нее совещание, то она уехала на совещание, то ее нет — дело, словом, долгое и чаще всего бесполезное.

Чтобы приехать к началу десятого в центр, надо проснуться в шесть. Час — на прогулку с питомцами, второй — сборы, третий — дорога. Состояние, в котором я проснулась утром, было далеко от идеала. На дороге — ужасные пробки, пока доехала, даже опоздала.

Заседание прошло быстро, и я, выждав нужный момент, подошла к Елене Литвинчук.

— Здравствуйте, я бы хотела кое-что спросить у вас.

Елена Литвинчук нехорошо посмотрела и говорит:

— Я вам ничего не буду комментировать.

— Узнала. И даже не спросила, о чем интересуюсь.

— Подождите, у вас на сайте была новость. Я…

— Нет, я вам ничего комментировать не буду.

Удивилась. Говорю госпоже Литвинчук:

— Подождите, у вас на сайте была новость про бюджет, я хотела кое-что уточнить, мне непонятно.

Чиновница посмотрела на меня как на пустое место и поспешила выйти за зала. Единственное, что успела ей сказать в спину, что «очень странно». В чем смысл размещать на сайте новость о своей работе, а когда возникают вопросы, идти в отказ и ничего не пояснять?

Честно — была бы помоложе, обиделась. Нет, не потому, что рано встала, стояла в пробках, потратила время. Обиделась — неприятно, когда представитель власти так разговаривает. Как будто ты болеешь проказой, и он бежит от тебя, чтобы не заразиться. Вопрос, который интересовал, — серьезный. И информация на сайте КСП, — важная. Ничего себе. Голосовали за принятие минимально дефицитного бюджета, через девять месяцев получилось долгов на миллиард.

Но не обижаюсь. Жалко. Как показывает практика, когда чиновник отказывается от комментариев прессе, хуже делает только себе. Был, к примеру, в правительстве области руководитель Департамента транспорта и автодорог области Александр Дементьев. Ну и намучилась я с ним. Сколько статей попереписала на дорожную тему, и ни одного комментария. Сначала «долбила» пресс-службу. Тишина. Потом узнала его сотовый, обнаглела (ради дела), отправляла смс. Тишина. И даже когда источники сказали, что он уходит (начало 2017), все равно промолчал. Зато обижался — журналист плохо о нем пишет. С виду так и получилось — шли негативные статьи про дорожные дела и никто из ответственных персон проблемы не комментировал.

На Андрея Измалкова, руководителя Департамента соцзащиты области, энергии не хватило. Подумайте, как взять у чиновника комментарий, если пресс-служба правительства/администрации игнорирует обращения? Звонить в приемную, представляться, просить соединить. Бесполезно. Снова совещания, переговоры, встречи — «недоступен». На этом запал и закончился. В конце концов, если надо — представитель власти найдет способ что-то прокомментировать.

Но на Елену Литвинчук не обижаюсь. Она ведь плывет в одной лодке с мэром Александром Гусевым. Была история, месяц назад, такая нехорошая, очень личная, но все равно расскажу. Застала меня новость от одного собеседника в неудобный момент. Я заболела, ОРВИ или ОРЗ, не знаю. Лежала дома, нос не дышал, тело ломило, кашель бил, причем начинался вечером и утихал под утро, спать приходилось полусидя. Жуть жуткая. В такой момент звонит мне один собеседник и рассказывает, что выступил мэр Александр Гусев на каком-то совещании в администрации города и якобы предупредил подчиненных, что, если кто из них будет общаться с А. Серебряковой (то есть со мной), может идти в кадры и забирать трудовую. Я сперва не поверила, думаю, что за бред. Навела справки, сказали, что да, было дело. Так мне стало плохо от этой новости. Правда, словно Александр Гусев взял нож и ударил меня в спину. Опустим, что такое «распоряжение» лишает журналиста права на объективную подачу материала (без комментария ответственности служащего). Важно то, что ты хорошо относился к человеку, и такой удар. Понятно, что мэра постепенно настраивало, накачивало окружение нужной кому-то информацией. Была ли это пресс-служба или другие люди — Бог весть. Я не знаю точно. Не мог же он утром встать не с той ноги, прийти на работу и разразиться тирадой. Настраивали, капали — вот результат. Добились чего хотели. Поздравляю.

Эта история показала лишний раз — когда ты пишешь статьи о политике, необходимо общаться с представителями власти, но всегда стоит держать в голове одну вещь. Как бы позитивно ты не был настроен к человеку, он в любой момент может достать нож и ударить им тебя в спину. Ему может не понравиться твоя заметка — как вариант, и он скажет, фи, я тут с ней общаюсь, а она — пишет гадости о моей сфере.

Месяца два назад был забавный случай с депутатом горДумы Артемом Рымарем. Пришла я на заседание парламента. Через минут 20 толкает меня коллега, говорит, посмотри, что в «Фейсбуке» написал Артем Рымарь. Пост, какая я нехорошая, писала статью про неудачное выступление на выборах Справедливой России в районах области и ему не позвонила и не взяла комментарий. Я сижу и думаю: парадокс, мы оба находимся в зале городской Думы. Можно было бы ко мне подойти — до или после — и задать вопрос. Нет, надо было выйти в «Фейсбук», пропечатать там текст, собрать кучу лайков от разных «доброжелателей». А если бы он подошел ко мне и спросил, то я бы сказала, что просто забыла, что он возглавляет региональное отделение партии. Все элементарно. Я забыла, голова дырявая, и позвонила за комментарием другому человеку. Тогда-то пресс-служба Справедливой России выслала бы пресс-релизик с итогами выборов, фотографиями депутатов и попросила — поставьте уточнением к тексту. Нет, надо идти на конфликт вместо нормального сотрудничества.

Журналист должен быть объективным, в противном случае он превращается в пропагандиста (если чересчур усердно хвалит власть) или оппозиционера (если все время ругает). Тут многое, конечно, зависит от пресс-службы. Помнится, была у меня одна встреча с чиновником мэрии, давно, года три или четыре назад. Спрашивает он меня, почему так, я открываю прессу, читаю про себя статью, читаю комментарии, и у меня возникает вопрос — почему мне никто из пресс-службы не говорит, уважаемый, про вас вышла статья, надо дать комментарии, что-то ответить. Почему я как попка дурак сижу, читаю текст и не могу ничего сказать?! На меня это сильно подействовало. С тех пор я пытаюсь выходить на чиновников — через приемную, по телефону, мессенджеру, соцсетям и спрашивать их мнение. Есть люди отказывающиеся, а есть — соглашающиеся, и это классно, классно, когда представитель власти открыт и ему можно позвонить, написать и что-то спросить напрямую, пусть даже неофициально.

Ответ очень простой на самом деле. А у скольких пресс-служб есть стратегии по работе с негативом в СМИ? Вот что на самом деле хочется почитать. Только найдется ли такой документ? Проще, конечно, выдумывать всякие глупости и говорить — мы не будем этому СМИ давать комментарии. Далее срабатывает эффект «воронки». Негативные материалы выходят, находят отклик у публики, на чиновника приходят жаловаться новые и новые люди. Так было с Андреем Измалковым, так происходит и с Надеждой Савицкая, которая тоже неизвестно что себе придумала, но никак — после моих 10 подходов к ней через всяких знакомых — не хочет обсуждать городские проблемы в сфере образования.

И все-таки на Елену Литвинчук не обижаюсь. Мало ли, почему она не захотела давать комментарий. Грустно, что чиновники получают зарплату за свою работу из бюджета, куда ты тоже стабильно перечисляешь налоги. Хочется тебе что-то спросить что-то, а не выходит. Не для себя, а дли информирования читателей — двух тысяч пятиста человек в сутки.

Алла Серебрякова
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg